eng

Паспорт деревень Филипповская, Дедова Горка, Строева Горка, Коковиченская


Географическое положение деревень Коковиченская, Филипповская, Дедова Горка, Строева Горка

Деревни Коковиченская, Филипповская, Дедова Горка и Строева Горка находятся на юго-западе Плесецкого района Архангельской области (до середины XX в. к этому кусту деревень относилась также деревня Дороненская). В состав ФГБУ «Национальный парк «Кенозерский» деревни входят с 1991 г. От административного центра Плесецкого сектора Парка — деревни Вершинино, селения располагаются в 17 км.

Деревни Коковиченская, Филипповская, Дедова Горка и Строева Горка располагаются на берегу озера Почозеро, большая часть которого в настоящее время находится на территории Кенозерского национального парка.

Озеро Почозеро, как часть озерной системы Кенозера, входит в Онежский речной бассейн, относящийся к Двинско-Печорскому бассейновому округу. Площадь Почозера — 3,6 км². В озеро впадает река Ундоша, вытекает из озера река Поча. Река Поча соединяет Почозеро с озером Свиное, которое через короткий пролив соединяется с озером Долгим — частью Кенозерской озерной системы.

Топонимика

Истоки топонимики Почезерья уходят корнями в эпоху бытования на данных территориях финно-угорских племенных групп, которые в VI–VIII вв. сменили здесь протосаамов. Финноязычная топонимика представлена на Почезере гидронимами — названиями реки Поча и озера Почозеро. Название «Почозеро» происходит от карел. «свинья», и означает «Свиное озеро». По мнению некоторых исследователей, в названии реки Почи и озера Почозера может лежать и саамская топооснова boas-so, poass — «зад, задний угол». И «Почозеро» в этом случае означает «заднее, конечное озеро».

Финно-угорский корень имеет и название Варьнаволок — мыс в месте впадения реки Ундуши в озеро Почезеро: Варнаволок: ср. фин. vaara — «гора, сопка», карел., ливв. voara «покрытая лесом возвышенность, гора», ливв. vuaru «гора, сопка». 

Славянское название болота — «мох», отразилось в топониме болота у Почезера — «Великий мох». 

Интересна топонимика отдельных ландшафтных участков этой территории. Например, этимология названия пожни в южной части Почезерья — Конецнаволок, имела славянское происхождение, от «наволок» — заливной луг, низменный берег реки. В основе названия поляны «Чулаки» («Цюлаки») у деревни Филипповская лежит бытовавший некогда в вепсском языке ландшафтный термин, обозначающий понятие «холм».

Свои названия имели и располагавшиеся у деревни Филипповская три пахотных поля: «Попово поле» — по обе стороны от дороги и поле «за кладбищем». У деревень Коковиченская и Строева Горка поля назывались по фамилии их хозяев — Воронино поле и Красково поле. У деревни Коковиченской было поле Дьяково.

Деревни данного куста, как и другие селения Кенозерья, имели двойные названия — официальное (административное, картографическое) и народное, наиболее употребимое. Так, деревня Филипповская называлась Погост, деревня Дороненская — Корнилова (Кириллова), деревня Строева Горка — Подгорье, деревня Дедова Горка — Горка, деревня Коковиченская —Наволок. 

Административно—территориальное положение

В X–XIII вв. земли по берегам Почозера заселяли финно-угорские племена, а также ильменские словены, вятичи, западные и восточные кривичи.

К середине XII в. почезерские земли в составе Кенозерья были присоединены к владениям Новгородской республики. Вхождение территории Почезерья в состав Новгородских земель продолжалось до 1478 г., когда Великий Новгород был окончательно присоединен к Москве. 

В XVI столетии Почезеро в составе Кенозерья вошло в состав вновь образованного Каргопольского уезда. В этот период в административных пределах утверждается и Почезерская волость. В середине XVII в. в ее состав входила располагавшаяся у Почезерского погоста деревня Филипповская, в которой имелось 5 дворов (перепись 1648 г.). В начале XVIII в. волость насчитывала уже 13 деревень, центральной из которых была деревня Филипповская (перепись 1712 г.). 

В 1776 г. Почезерская волость в составе Каргопольского уезда влилась в образованную Олонецкцю область.

В 1785 г. часть территорий Каргопольского уезда были выделены в отдельный Пудожский уезд, в состав которого вошла и Почезерская волость.

В 1801 г. была создана Олонецкая губерния. В составе Пудожского уезда губернии числилась Почезерская волость.

В 1881 г. волостное правление было перенесено в самую густонаселенную деревню — Кузьминка, в 17 верстах от деревни Филипповская. 

В сентябре 1922 г была упразднена Олонецкая губерния. Почезерская волость вошла в состав Каргопольского уезда Вологодской губернии.

В 1920–1925 гг. волостное правление перешло в ведение Почезерского сельского совета. В сельсовет вошли все волостные деревни.

В 1929 — начале 1930 гг. Почезерский сельский совет вошел в состав Севкрая, сперва как часть Троицкого района, затем Кенского, и наконец, Приозерного района Няндомского округа. 

В 1937 г. Почезерский сельский совет в составе Приозерного района был включен во вновь образованную Архангельскую область.

В 1963 г. Приозерный район упразднили, территория Почезерского сельсовета отошла к Каргопольскому району, а в 1965 г. — к Плесецкому району Архангельской области. 

В 2006 г. было создано муниципальное образование «Почезерское». В 2016 г. МО «Почезерское» и «Кенозерское» были объединены в сельское поселение «Кенозерское» с административным центром в деревне Вершинино.

Возникновение деревень

Первым селением данного куста была деревня Филипповская. Самое раннее документальное упоминание о ней относится к 1648 г. Филипповская была «коренной деревней», выходцы из которой в дальнейшем образовали остальные деревни данного куста — Коковиченскую, Дедову Горку и Строеву Горку.

Кроме деревень Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка и Филипповская к данному кусту относилась деревня Дороненская. Последний раз она упоминается в церковной ведомости за 1890 г. В дальнейшем ее упоминание прекращается на несколько лет, по причине либо полного исчезновения, либо слияния с деревней Филипповская. Однако в похозяйственных книгах Почезерского сельского совета за 1946–1948 гг. деревня Дороненская вновь упоминается.

Расстояние между деревнями было небольшим: деревня Коковиченская находилась в 1,5 верстах от д. Филипповской, деревни Дороненская, Строева Горка и Дедова Горка — «близ церкви».

Все деревни объединяла общая природная составляющая — озера Почозеро и Святозеро. Деревни представляли собой открытые полуостровные композиции с озерным типом заселения и улично-рядовой планировкой. 

Население

В 1648 г. на Почезере зафиксировано два селения — погост и деревня Филипповская, в четырех дворах проживало девять человек.

В 1712 г. деревня Филипповская территориально слилась с погостом, в четырех дворах деревни проживал двадцать один человек. В это время к Почезерской волости относились 13 деревень.

По ведомостям XIX — начала XX вв. самой многочисленной деревней была деревня Филипповская, наименьшее количество проживало в деревне Дедова Горка. Деревни Коковиченская и Строева Горка имели почти равное количество жителей.  

В 1905 г. в деревне Филипповской проживало 68 человек, в деревне Коковиченская — 58 человек, в деревне Дедова Горка — 12 человек, в деревне Строева Горка — 49 человек, в деревне Дороненская — 38 человек. 

В первой половине XX в. деревня Филипповская, по воспоминаниям старожилов, оставалась самой большой и густонаселенной. 

По данным на 2004 г. в составе МО «Почезерское» числились деревни Дедова Горка, Строева Горка и Филипповская, деревни Дороненская и Коковиченская были списаны, так как отсутствовали постоянно проживающие жители.

Хозяйственный уклад

Традиционные занятия

Уклад жизни крестьян деревень Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка и Филипповская обуславливался их местоположением. Деревни находились «в глухом месте, среди болот, озер и дремучих лесов». От уездного города Пудожа деревни располагались в 120 верстах, от почтовой дороги — в 74 верстах. 

Почезерские крестьяне, оторванные лесами и болотами от больших дорог, жили в своем замкнутом мире «с его исключительной преданностью старинному укладу и недоверием ко всему постороннему и новому». 

Консерватизм почезеров проявлялся в хозяйственном укладе жизни, не менявшемся на протяжении многих лет. 

Сельское хозяйство. На полях сеяли рожь, овес, ячмень, картофель. Небольшие участки в поле отводили под лен и коноплю. Скудость почвы, состоявшей из глины, суглинка и песка, не позволяла получать хорошие урожаи. Крестьяне покупали хлеб на семена на ярмарках в деревне Кузьминка и на Кенозере. Кроме пахотных и сенокосных земель крестьяне пользовались подсечными наделами в лесу. Для выгона скота крестьяне не имели отдельных наделов. Скот пасся в лесах за недушевыми пожнями.

Промыслы. Во всех волостях Кенозерья во второй половине XIX — начале XX вв. существовали развитые крестьянские промыслы. На промыслах «на дому» и «на отходе» было занято население в возрасте от 14 до 65 лет. 

Старейшим и наиболее развитым промыслом на Почезере было рыболовство. В начале ХХ в. число хозяйств, занимавшихся данным видом промысла, составляло от 76 до 100%. В основном рыбу ловили для личного употребления и для «мелочной продажи». 

В XIX в. на Почезере была распространена охота. Основным объектом охоты были белки, зайцы и хищники — медведи, волки, лисицы, куницы, крупные животные — лоси. Из птиц охотились на рябчиков, а также тетеревов, глухарей и белых куропаток. Добытые шкуры и дичь почезеры вывозили на ярмарки.

Традиционные кузнечный и мельничный промыслы распределялись по жребию сельским сходом. Не считались кустарными промыслами работы по строительству дорог, мостов и переправ. Они велись частично по назначению сельского схода, частично, наемными артелями плотников, которые числились «в отходе» по деревне, сельскому обществу или волости. 

Во второй половине XIX — начале XX вв. в Кенозерье широко практиковался извоз и ямщина — перевозка ямщиками пассажиров и почты. В деревне Филипповская имелись станционные комнаты. Они размещались в усадьбе Патракеевых, где также находился каретник. Позже «переменялися», меняли лошадей, в доме Алексея Попова. Обычно в Филипповской меняли почтовых лошадей, на которых перевозили почту в волостной центр — деревню Кузьминка. 

На рубеже веков в Почезерской волости активное развитие приобрело отходничество — временный уход крестьян с мест постоянного жительства в деревнях на заработки в районы развитой промышленности и сельского хозяйства. Причинами отходничества являлись неурожайные годы, малоземелье и желание заработать. В большинстве случаев почезеры шли на заработки в Санкт-Петербург, где служили разносчиками, кладовщиками в лавках, занимались мелкой розничной торговлей. 

Самым известным почезерским «отходником» был уроженец деревни Коковиченская Иван Николаевич Красков (1827–1890-е гг.). Во второй половине XIX в. он был «торгующим крестьянином», вел торговые дела в Санкт-Петербурге и имел кожевенную лавку в Апраксином дворе. 

Ярмарки. В XIX в. на Почезерском погосте, в деревне Филипповская, ежегодно проходили три однодневные ярмарки: Сретенская — 2 февраля, Маккавеевская — 1 августа и Даниловская — 11 ноября. Кроме этих ярмарок почезеры возили свои товары на ярмарки в Кенозеро. 

Фольклор

Столетиями на территории Кенозерья, частью которой было Почезерье, местные жители сохраняли формы устного народного творчества — сказы, былины, заговоры и др.

В 1871 г. в Кенозерье работал русский славяновед, фольклорист, собиратель и исследователь былин Александр Федорович Гильфердинг. Итогом его исследований стала книга «Онежские былины», в которой автор опубликовал собранный им материал, в том числе былины, рассказанные почезерами. Со слов почезерского крестьянина Николая Ивановича Кукшинова были записаны былины «Илья Муромец и голи кабацкие», «Илья Муромец и Алеша Дородович», «Молодость Чурилы», Филипп Васильевич Патрикеев из деревни Дороненской спел былины «Михайло Дородович» и «Ревнивый муж».

В 1914 г. на Почезере побывал филолог, фольклорист Вильо Йоханнес Мансикка. Объектом его исследований стали заговоры местных жителей. В книге «Заговоры Пудожскаго уезда Олонецкой губернии», изданной в 1926 г., ученый приводит тексты, бытовавшие в Почезерских деревнях. 

Образование

Первая официально зарегистрированная школа в деревне Филипповская был открыта в 1866 г. Попечителем во вновь образованной начальной сельской школе стал местный крестьянин Николай Матвеевич Патракеев. Сведения об учительском составе не сохранилось, но можно предположить, что законоучителем в школе состоял местный священник Петр Федорович Кузнецов. 

В ноябре 1876 г. в самой многочисленной деревне Почезерской волости — Кузьминке, открыли Почезерское одноклассное земское мужское училище на 25 учеников. В нем обучались дети из близлежащих деревень — Борисовской, Преснецовской, Медведовской, Пехтусовской, Ларионовской, Першинской и Кипозерской. Первым законоучителем стал настоялись Почезерских церквей священник Петр Федорович Кудряшов, почетным блюстителем — Петр Дмитриевич Шлыков, законоучителем — Василий Константинович Любимский, учителями — Петр Андреевич Васин и Григорий Луговский. 

С 1886 г. в деревне Филипповская, при приходском храме, действовала церковно-приходская школа. Школа получала пособие на содержание от Земской управы и ежегодные пожертвования от церковного старосты Ивана Николаевича Краскова. При школе работали две библиотеки. Кроме детей, в школе обучались и взрослые. 

В 1890 г. учительницей в школе работала Любовь Ильинична Кенорецкая, в 1903 г. — Иван Андреевич Логинов, с 1906 по 1908 гг. — Клавдия Александровна Васильева, в 1909 г. — Л.З. Савин.

Попечителями Почезерской церковно-приходской школы в разное время были: в 1886 г. — Иван Николаевич Красков, в 1903 г. — Степан Петрович Попов, в 1912 г. — Василий Дмитриевич Синявский.

После 1916 г. сведения о Почезерском земском училище и Почезерской церковно-приходской школе не прослеживаются.

В 1930-х гг. в деревне Филипповская была открыта начальная школа. В ней преподавали два учителя и обучались 20 учеников из близлежащих деревень — Будылгина, Потеряевская, Кузьминка. Школа размещалась на втором этаже двухэтажного частного дома семьи Поповых. 

В 1930–1940-х гг. учителями в Филипповской школе работали дочь последнего священника Почезерского прихода Василия Константиновича Любимского — Мария Васильевна Любимская, которая преподавала русский язык и арифметику, и Федор Алексеевич Шевелев. 

После 1940-х гг. сведений о школе в деревне Филипповская не имеется.

Медицина

По статистическим данным на 1902–1903 гг. крестьяне деревень Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка, Дороненская и Филипповская получали медицинское обслуживание через фельдшерский пункт, который находился в деревне Строева Горка. Кроме фельдшера медицинские услуги оказывала повивальная бабка (акушерка), проживавшая в деревне Дороненская. В 1902 г. функции акушерки выполняла Екатерина Студитова, позже ее сменила А.А. Фрязинова. В 1910 г. фельдшером на Почезере работал Сергеева, а в 1915 г. — Овдин. 

В 1925 г. фельдшерский пункт перенесли в д. Кузьминка. 

Социально-экономическое развитие деревень в советское время

В 1930–1931 гг. на территории Почезерского сельсовета создаются сельхозартели «Имени Калинина», «Коммунар», «Красное Терехово», «Северная Заря» и «Красная волна». Последние две артели, в которые входили жители деревень Кузьминка, Будылгина, Потеряево, Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка и Филипповская, были объединены в колхоз «Северная Заря». Председателем стал Черепанов, по словам информантов, не местный. Экономическое состояние колхоза было не самым лучшим, в 1940–1950-х гг. крестьяне работали за трудодни. 

В 1950 г. колхоз «Северная Заря» еще имел самостоятельное значение. В этот период председателем колхоза значился Василий Осипович Малодушев, счетоводом — Иван Яковлевич Патракеев, кассиром и кладовщиком — М.А. Колобова, заведующим семенным участком — Григорий Федорович Малодушев, бригадирами — К.Е. Колобов и В.Е. Красков. В этот период в колхозе насчитывалось 61 голова крупного рогатого скота, в полях высевали озимую рожь, яровую пшеница, ячмень, овес, горох, картофель, лен и коноплю. 

В начале 1950-х гг. вследствие укрупнения колхоз «Северная Заря» влился в состав колхоза «Имени Калинина» с центром в деревне Кузьминка.

В 1958 г. на Почезере находилась одна из ферм колхоза «Имени Калинина». В 1969 г., с образованием совхоза «Кенозерский», колхоз «Имени Калинина» вошел в его состав. 

С 1960-1970-х гг. местные жители стали массово покидать почезерские деревни. Многие переехали в города Мурманск и Санкт-Петербург, в поселки Поча и Усть-Поча. Последними постоянными жителями деревень этого куста были жительница деревни Дедова Горка Марфа Дмитриевна Богданова (Дьякова) (1914–2004) и уроженка деревни Будылгина Анна Ефимовна Патракеева (1933–2005), проживавшая в деревне Филипповская. В настоящее время о жизни почезерских деревень можно судить только по фотографиям.

Марфа Дмитриевна Богданова, деревня Дедова Горка, 1993 год. Фото А.Н. Фурсовой

Виктор Витальевич Патракеев, деревня Филипповская, 1983 год. Фото А.Н. Фурсовой

Иван Ефимович Ухарев у своего дома, деревня Строева Горка, 1979 год Фото из личного архива А.С. Богданова

Жители Филипповской Зоя Игнатьевна Попова с сыном Василием, Анна Ефимовна и и ее сын Василий Патракеевы, 1965 год. Фото из личного архива В.Н. Попова

Мария Васильевна Гоголева, деревня Филипповская, 1960-е годы. Фото из личного архива В. Кузнецова

Жители Филипповской. Мария Максимовна Гоголева, неизвестная женщина, Мария Алексеевна Бурсина, Алексей Илыч Бурсин, 1970-е годы. Фото из личного архива В. Кузнецова

В деревнях Строева Горка и Филипповская Кенозерский национальный парк отреставрировал два крестьянских дома: дом семьи Красковых  и дом Новожилова, которые будут использоваться как гостевые дома.

Елизавета Ивановна и Владимир Егорович Красковы, деревня Строева Горка, конец 1980-х годов. Фото из личного архива В.В. Красковой

Дом Красковых в Строевой Горке, 2017 год. Фото А.В. Ивановой

Духовно-религиозный уклад

Жители деревень Коковиченская, Филипповская, Дедова Горка, Строева Горка — прихожане Почезерского прихода

Первое упоминание о приходе на Почезере относится к 1648 г., на погосте стояла церковь Происхождения Честных Древ Креста Господня — «строение приходных людей». В XVII–XVIII вв. к Почезерскому приходу относились 13 близлежащих селений. В XIX—начале XX вв. в приход входили 23 деревни. 

Жители деревень Филипповская, Дедова Горка, Строева Горка, Коковиченская и Дороненская были прихожанами Почезерского прихода и активно принимали участие в приходской жизни. В 1880-х гг. силами прихожан производилась перестройка храмов. Мнение прихожан учитывалось при выборе церковного старосты. В 1866 г. крестьяне проголосовали за открытие при церкви начальной школы и избрали из своей среды попечителя — Николая Матвеевича Патракеева. Благотворителям церковно-приходской школы и Почезерского земского училища также были члены прихода: Иван Николаевич Красков, Степан Петрович Попов, Василий Дмитриевич Синявский, Петр Дмитриевич Шлыков и Федор Кузьмич Калитин. Прихожане составляли Почезерское мирское общество, которое решало возникавшие на приходе экономические вопросы. 

В 1915 г. из-за увеличения численности населения прихода в д. Кузьминка возвели еще одну церковь. Храм Сретения Господня строился на пожертвования промышленника Леонтия Ивановича Каштанова, владевшего в г. Серпухов суконной фабрикой.

После революционных событий 1917 г. религиозная жизнь в Почезерском приходе не угасла. В 1923 г. Почезерская община верующих была официально зарегистрирована и утвердила новый устав. В 1927 г. члены Почезерской общины избрали своим духовным руководителем епископа Каргопольского Василия (Докторова).

Однако уже в 1929 г. крестьяне близлежащих деревень на общем собрании приняли решение отдать церковь в деревне Филипповская под избу-читальню. 

Летом 1936 г. «граждане деревни Филипповская» провели несколько собраний по поводу дальнейшего использования приходских церквей. На собраниях было принято решение передать «здание церкви под клуб», снять колокола и окончательно закрыть Почезерские церкви. 

Официальное закрытие почезерских храмов произошло в 1938 г.

Церковный причт

Церковная опись 1648 г. сообщает, что на погосте служил поп Тарасей Васильев и «диячек Олешка Тарасов сын Попов».

В 1712–1713 гг. в Почезерском приходе служили поп Иван Алексеев и «церковной дьячек Максим Семенов».

В 1718–1719 гг. на приходе, кроме попа — Ивана Иванова, появляется пономарь — его сын Алексей. 

В XIX — начале XX вв. на Почезерском приходе несли служение: священники — Иоанн Васильев (ок. 1800–1850), Петр Федорович Кудряшев (1850–1880), Петр Яковлевич Фомин (1880–1888), Василий Константинович Любимский (1888 — начало 1920-х гг.), Георгий Васильевич Смирнов (1923); диаконы — Николай Иванов (1840–1850), Александр Николаевич Почезерский (1860-е гг.), Иоанн Стефанович Попов (1904 — 1910-е гг.), Никандр Иванович Павловский (1916–1923); псаломщик — Михаил Федотович Велеславов (1874 — начало 1920-х гг.); пономари — Иван Васильев (1810–1840 гг.), Дмитрий Антонов Аменов (1858 г.), Иван Фомин (1860-е гг.); церковные старосты — Василий Васильевич Костин (1860-е гг.), Иван Николаевич Красков (1870–1880), Николай Александрович Новожилов (1899–1908), Федор Кузьмич Калитин (1911–1914).

Дом псаломщика Почезерского прихода Михаила Федотовича Велеславова, деревня Филипповская, 1950-е годы. Фото из личного архива Р.В. Велеславова

К попечителям храмов Почезерского прихода можно отнести и «Филюшку слепого» — Филиппа Антоновича Ликотова. Пока действовал почезерский храм, Филипп Антонович, в силу своего физического недостатка (был «подслеповат») просил милостыню. После закрытия прихода «Филюшка» взял на себя некоторые функции священника — читал молитвы, отпевал, крестил детей. 

Самым важным делом Филипп Антонович считал паломничество в Макарьевскую Хергозерскую пустынь, он относил туда народные заветы. Жители Почезерья считали Филюшку «святым, негреховодным».

Церкви Почезерского прихода

Первое документальное упоминание о храме в Почезерской волости относится к 1648 г. К концу XVIII в. церковь Происхождения Честных Древ Креста Господня на Почезере обветшала и в 1783 г. на ее месте возвели новый храм с тем же посвящением. 

В 1861 г., в связи с начавшимся ремонтом церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня, обнаружили ветхий холщовый антиминс с престола Обретения Главы Иоанна Предтечи. С инициативой устроить алтарь во имя Обретения Главы Иоанна Предтечи в трапезной церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня выступил прихожанин Почезерской церкви, уроженец деревни Коковиченская, торгующий крестьянин Иван Николаевич Красков. На свои средства он закупил лес для устройства алтаря, церковное облачение, иконы и утварь. 

Освящение Предтеченского алтаря совершилось в 1865 г. Алтарь размещался в помещении трапезной по диагонали от печи, в юго-восточном углу. Наличие алтаря было отмечено главкой поверх двускатной крыши трапезной пристройки. 

В 1861 г. отремонтировали и Почезерскую колокольню (XVII–XVIII вв.) — перила, перекрытия и переход, который соединял колокольню с папертью и трапезной. 

Ограда вокруг Почезерской церкви существовала с XVIII в. Она была рубленной и огораживала не только церковь, но и захоронения вокруг нее, защищая от диких и домашних животных. В 1854–1861 гг., «вместо обветшавшей», была построена новая «решетчатая» ограда. Ее срубили из круглого леса «режем» и покрыли тесом. 

В 1880–1883 гг. сооружения Почезерского погоста подверглись масштабной реконструкции, полностью изменившей облик приходского комплекса. К Предтеченскому приделу прирубили алтарную и храмовую части, перестроив придел в самостоятельную зимнюю церковь. Оба храма, трапезную и колокольню подняли на каменный фундамент. Обе церкви связывал короткий переход, другой переход соединил шатровую колокольню с папертью Предтеченской церкви. 

Ансамбль Почезерского погоста, 1903 год. Фото И.Я. Билибина, Институт истории материальной культуры (Санкт-Петербург)

В процессе ремонта в церкви Обретения Главы Иоанна Предтечи установили иконостас длиной 4,9 м и высотой 3 м. В церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня тябловый иконостас был заменен на резной каркасный, длиной 8,4 м. и высотой 4,5 м.
В церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня устроили два «неба» — в молельном помещении и в алтаре. «Небо» в алтаре имело 12 граней, «небо» в молельном зале состояло из 16 граней. Среди традиционных образов на иконах «небес» были изображены преп. Иоанн Лествичник, святые ап. Андрей Первозванный и мученицы — Дария и Екатерина.

Некоторые из этих святых были небесными покровителями членов семьи церковного старосты И.Н. Краскова. Сам Иван Николаевич родился 30 марта (12 апреля) 1827 г., в день памяти прп. Иоанна Лествичника, в честь которого получил имя при Крещении. Среди членов семьи Ивана Николаевича в архивных документах упоминаются его родная сестра Екатерина и сводный (по отцу) брат Андрей, образы небесных покровителей которых нашли отражение в росписи «небес». 

"Небеса" алтарного зала церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня Почезерского погоста. Фото из архива Парка

"Небеса" молельного зала церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня Почезерского погоста. Фото из архива Парка

В течение XX столетия состояние интерьеров Почезерских храмов ухудшалось. Отсутствие должных мер по сохранению церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня привело к обрушению «неба» в алтарной части храма в 1980-х гг., что повлекло за собой утрату его центрального медальона и трех угловых парусов. 

В 1993 г. студенты Санкт-Петербургского художественного училища им. Н.К. Рериха выполнили консервацию живописи «небес» молельного зала и алтаря храма Происхождения Честных Древ Креста Господня, а также креста с распятием из конструкции «неба» молельного зала. В 2004–2005 гг. «небеса» реставрировались специалистами филиала Всероссийского художественного научно-реставрационного центра им. И.Э. Грабаря (г. Архангельск). В 2016–2017 гг. была проведена повторная реставрация «неба» алтарной части церкви и креста с распятием из конструкции «неба» молельного зала во Всероссийском художественном научно-реставрационном центре им. И.Э. Грабаря (г. Москва). В настоящее время копии обоих «небес» установлены в шатровой церкви погоста.

Внутреннее убранство почезерских храмов сохранялось до середины XX в. В 1962 г. почезерские церкви обследовала экспедиция Государственного Русского музея (г. Санкт-Петербург). Члены экспедиции описали редкие сохранившиеся предметы, среди которых — напрестольное евангелие 1776 года. В 1971 г. Почезерский погост осмотрели сотрудники Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева (г. Москва). Они вывезли в столицу одиннадцать иконы, представлявших на их взгляд интерес для музея. Иконы были атрибутированы, определено место каждого образа в иконостасе храма. Среди вывезенных икон — храмовая икона Происхождения Честных Древ Креста Господня, написанная в 1778 г. Иваном Алексеевичем Багдановым-Карбатовским. В 1972 г. экспедиция Архангельского музея изобразительных искусств посетила Почезерский погост и запечатлела на фотографиях состояние храмовых интерьеров — алтаря и молельного помещения.

Икона "Происхождение честных древ Животворящего Креста Господня", 1778 год. Автор -  И.А. Богданов-Карбатовский, Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублёва, Москва

Левый клирос. Церковь Происхождения Честных Древ Креста Господня Почезерского погоста, 1972 год. Фото Е.И. Фокиной

В XX в. внешний вид храмового ансамбля Почезерского погоста претерпевал изменения. В 1940-х гг. местные жители предприняли попытку приспособить Предтеченскую церковь под школу — разобрали главы бочки и кровли и перекрыли сруб на два ската. Выпилив внутренние перегородки, они расширили площадь помещений. В 1949 г. шатер колокольни был поврежден бурей, «пал погодушкой». В дальнейшем шатер разобрали и частично сняли обшивку с колоколенного сруба.

Студенты МГУ имени М.В. Ломоносова на колокольне в Филипповской, 1950-е годы. Фото из личного архива Н.П. Карцевой

В 1948 г. Почезерский комплекс был поставлен на государственную охрану, что спасло его от дальнейшего разрушения.

В 2001 г. Кенозерский национальный парк начал реставрацию храмов и колокольни Почезерского погоста. В 2002 г. российские и норвежские специалисты впервые в России осуществили уникальную операцию по подъему 200-тонной шатровой церкви Происхождения Честных Древ Креста Господня с помощью технологии лифтинга и замены венцов в теле памятника, не прибегая к его раскатке. До 2009 г. были укреплены фундаменты, воссоздан сруб колокольни, восстановлены несущие конструкции бочечных завершений и апсиды зимней церкви, главки с крестами, а также покрыты тесом трапезная и паперть. 

В 2008–2009 гг. мастера воссоздали несохранившуюся ограду вокруг храмового комплекса. В качестве обоснования архитектурного и конструктивного решения были использованы фотографии И.Я. Билибина, сделанные в 1903 г. и материалы экспедиции Института истории и теории архитектуры Академии архитектуры СССР, побывавшей на Почезере в 1946 г. Ограду срубили по периметру всего участка из круглого леса с перерубами и пряслами, крытыми двухскатной кровлей. Углы ограды выделили башенками с шатровым завершением. С юга и севера ограды устроили Святые ворота.

Реставрация ограды Почезерского погоста, 2008 год. Фото К. Кокошкина

Реставрация, начатая в 2001 г., из-за недостаточного финансирования растянулась на долгие годы. Завершение реставрационных работ стало возможным благодаря личной поддержке Президента России В.В. Путина. В 2014 г. была произведена корректировка научно-проектной документации, в 2017 г. работы по восстановлению храмового комплекса Почезерского погоста были завершены.

Почезерский погост, 2017 год. Фото К. Кокошкина

Часовни в деревнях Коковиченская, Филипповская, Дедова Горка, Строева Горка

По статистическим данным за XIX — начало XX вв. на территории этого куста деревень существовали четыре часовни, относящиеся к двум типам часовен — придорожных часовен и часовен в священных рощах.

К придорожным часовням относится часовня в деревне Филипповская. Часовня освящена в честь святых мучеников Кирика и Иулитты. Часовня находится на пересечении дорог, одна из которых «ограничивает» древнее кладбище Почезерского прихода. Святых мучеников Кирика и Иулитту местные жители почитали как защитников от змей. Часовня построена во второй половине XVIII в. Ограда вокруг нее более поздней постройки. 

Члены семьи Велеславовых у часовни Кирика и Иулитты, деревня Филипповская, 1970-е годы. Фото из личного архива Р.В. Велеславова

Часовня не относилась к приходским, не упоминалась в описях церковного имущества Почезерского прихода. Однако во второй половине XIX — начале XX вв. Почезерские крестьяне ежегодно 15 июля совершали крестный ход к часовне Кирика и Иулитты.

Часовня в деревне Коковиченская также представляла собой придорожную часовню. Она принадлежала к приходским часовням. Первое документальное сведение о ней относится к 1842 г., в это время часовня имела посвящение в честь Живоначальной Троицы. Однако в более поздних документах о ней говорится как о часовне с посвящением Казанскому образу Пресвятой Богородицы. Можно предположить, что часовня в деревне Коковиченская сгорела и была отстроена вновь через несколько десятилетий. Или могло произойти так называемое «распразднование» часовни, когда к первоначальному посвящению добавлялось еще одно, и, соответственно, еще один часовенный праздник. В воспоминаниях местных жителей сохранилось оба названия часовни. 

Часовня в деревне Коковиченская не сохранилась. При строительстве моста через Почезеро в середине XX в. часовню «бульдозером спихнули в воду». Изображения этой часовни сохранились в трудах А.В. Ополовникова и С.Я. Забелло, а также в личных архивах местных жителей. 

Часовня в честь Казанского образа Пресвятой Богородицы, деревня Коковиченская, 1950-е годы. Фото из личного архива Л.В. Красковой


Еще одна придорожная часовня была расположена в деревне Строева Горка. Она была посвящена Собору Пресвятой Богородицы. Часовня упоминается в церковных описях как приходская лишь единственный раз, в 1842 г. В дальнейшем среди часовен Почезеркого прихода часовня в деревне Строева Горка не значится. 

Часовня на кладбище деревни Филипповская относилась к часовням, располагавшимся в святых рощах, и была освящена в честь Усекновения Главы Иоанна Предтечи. Дата строительства часовни неизвестна. Среди часовен Почезерского прихода она не упоминается. Единственный раз о ней говорится в церковном отчете за 1851 г.

Часовня, существовавшая в XIX в. на кладбище деревни Филипповская, была утрачена в первой половине XX в. По воспоминаниям местных жителей (не подтвержденным документально), во второй половине XX в. на кладбище в Филипповскую перевезли часовню из деревни Будылгина. Но и эта часовня не сохранилась. 

В 1986 г. члены студенческого строительного отряда «Атеист» Архангельского государственного педагогического института имени М.В. Ломоносова возвели вновь часовню на кладбище в деревне Филипповская. 

Восстановление кладбищенской часовни в Филипповской силами студентов стройотряда "Атеист" АПИ имени М.В. Ломоносова, 1986 год. Фото из архива Парка

Кладбище в деревине Филипповская окружает бревенчатая кладбищенская ограда постройки XVIII в. Ограда представляет собой семь горизонтальных рядов крупных бревен, связанных рубкой, врежь и скрепленных срубами с внутренней стороны. Высота ограды достигает двух метров. Со стороны дороги в ограде сделаны двое ворот. По мнению искусствоведа Г.П. Гунна, «ограды подобного типа некогда окружали многие северные погосты, ныне они почти исчезли (можно назвать лишь три: в Филипповской, Порженском и на Водлозере)».

Святые места в окрестностях деревень

Важной частью духовной жизни жителей деревень данного куста были «святые» ландшафтные объекты — рощи и кресты. 

Роща у деревни Филипповская расположена на кладбище. Она представляет собой «поминальную» рощу, располагается на возвышенном месте, ее границей служит естественный водоем — Святозеро, а также рубленная ограда XVIII в. 

На кладбище в Почезерской «поминальной» роще в течение нескольких столетий находили последний приют не только жители деревень Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка, Дороненская и Филипповская, но и крестьяне отдаленных на несколько верст от погоста селений — Будылгина, Потеряевская, Кузьминки, Преснецовская, Пехтусовская, Ларионовская, Першинская, Медведовская, Борисовская. На территории «поминальной» рощи Почезерского кладбища захоронен и последний священник Почезерского прихода — Василий Константинович Любимский. 

Могилы на почезерском кладбище сохраняли старинные деревянные надгробия, имевшие две части — домовину и столбец. 

Домовину, вытянутый прямоугольник, покрытый двускатной тесовой крышей, укладывали на могильный холм. Она защищала могилу от повреждений и служила «оформляющим футляром». Столбец заменял надмогильный крест, с западной стороны имел икону (обычно медную) и украшался резьбой. 

Во второй половине XX в. столбцов на почезерском кладбище уже не осталось, однако домовины еще сохранялись. Фотографии домовин, сделанные в 1940-х гг., приводит в своих исследованиях В.А. Ополовников. 

Духовно значимыми являлись для жителей Кенозерья и поклонные кресты. 

Одним их наиболее значимых мест установки креста являлся перекресток, «росстань». На росстани «прощали» и «прощались», встречали и расставались. Росстань или «кресты» — граница мира живых и мертвых, место прощания с покойным. 

У Поклонного креста по дороге на Почезеро, 1959 год. Фото из личного архива А.В. Масс

На таком порубежье, недалеко от почезерского кладбища, на перекрестке у часовни святых мучеников Кирика и Иулитты, долгое время стоял резной поклонный крест (XVIII в.). Вся поверхность креста покрывали криптограммами, состоящими из первых букв каждого слова молитвы. В настоящее время многие надписи на кресте утрачены. Однако в верхней части вертикальной перекладины можно прочитать поучительный текст, записанный криптограммой: «Крест хранитель всей вселенной, Крест красота Церкви, Крест царей держава, Крест ангелом слава, Крест верным утверждение, Крест бесом язва». На центральной перекладине просматривается тропарь Кресту: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и Воскресение Твое славим» и текст «Бич Божий биет бесы». 

Поклонный крест у часовни святых Кирика и Иулитты, 1940-е годы. Фото А.В. Ополовникова

К кресту, так же как в часовню, местные жители приносили «дары». «Дар» кресту представлял собой как «тканные заветы», так и лесные «подношения» — ягоды, грибы, ветки деревьев. 

Праздничный календарь

Крестьяне деревень Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка, Дороненская и Филипповская отмечали престольные праздники церквей и часовен Почезерского прихода. 

Престольный праздник в честь Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня в простонародье назывался Спас—Маковия, так как в один день, 1 августа (14 августа по н.ст.), праздновался и праздник Происхождения (Произнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня и память семи мучеников Маккавеев (166 г. до Р. Х.). 

С 1880 г., когда был освящен второй престол в почезерской церкви — в честь Обретения Главы Иоанна Предтечи, местные жители стали отмечать еще один престольный праздник. 

Кроме престольных праздников почезерских церквей местные жители отмечали церковные события и дни памяти святых, в честь которых были освящены почезерские часовни — день Святой Троицы (50-й день после Пасхи), день памяти святых мучеников Кирика и Иулитты (15/28 июля), день памяти явления Казанского образа Пресвятой Богородицы (22 октября/4 ноября), день празднования Собора Пресвятой Богородицы (26 декабря/8 января).

По воспоминаниям старожилов, даже в советское время праздники отмечались многолюдно и весело. Из окрестных деревень люди приходили на Погост «к празднику», шли на кладбище, танцевали под гармонь. 

Обязательным было купание тех, кто в честь «престола» приносил в часовню «завет». Купались прямо в одежде и в любое время года. После купания и совместной трапезы проходили народные гуляния.

В XX в. наиболее яркий след в памяти местных жителей оставило празднование Пасхи и Рождества Христова. 

На Пасху у почезерской церкви устраивали качели, где качалась молодежь. После качания молодежь с песнями ходила по деревне. Во время прогулок устраивали шутливые потасовки, но больше проявляли свою удаль в играх — катаниях яиц и кознях. Состязания в козни устраивали на гумнах. Для игры использовали мелкие косточки от телячьих ног — козни (отсюда название игры). Под кость клали монету и специальным битком подбивали кость. Если удавалось сбить кость, то играющий забирал деньги себе. Количество костей зависело от количества играющих, при этом биток бросали по очереди. 

Рождество Христово отмечали колядками со святочными песнями и катаниями на санях с горки.