eng

Паспорт деревень Будылгина и Потеряева

Географическое положение деревень

Будылгина (Будылгино) и Потеряева (Потеряево, Потеряевская) — деревни на Почозере. Почезеро — крупное озеро на севере Плесецкого района. Современное положение деревень Будылгина, Потеряева — юго-запад Плесецкого района Архангельской области. В состав ФГБУ «Национальный парк «Кенозерский» деревни входят с 1991 года. От административного центра Плесецкого сектора Парка — деревни Вершинино, селения располагаются в 17 км.

Административно—территориальное положение

В X–XIII веках земли по берегам Почозера заселяли финно-угорские племена. К середине XII века почезерские земли в составе Кенозерья были присоединены к владениям Новгородской республики. Вхождение территории Почезерья в состав Новгородских земель продолжалось до 1478 года, когда Великий Новгород был окончательно присоединен к Москве.

Вид на деревню Будылгина, 1970-е гг. Из семейного архива В. Новожилова.  

В XVI веке Почезеро вошло в состав вновь образованного Каргопольского уезда. В этот период в административных пределах утверждается и Почезерская волость.
В 1776 году Почезерская волость в составе Каргопольского уезда влилась в образованную Олонецкцю губерния. В 1785 году часть территорий Каргопольского уезда были выделены в отдельный Пудожский уезд, в состав которого вошла и Почезерская волость.

В 1801 году вновь была создана Олонецкая губерния. В составе Пудожского уезда губернии числилась Почезерская волость. В 1881 году волостное правление было перенесено в самую густонаселенную деревню — Кузьминка, в 17 верстах от деревни Филипповская. 

В сентябре 1922 года была упразднена Олонецкая губерния. Почезерская волость вошла в состав Каргопольского уезда Вологодской губернии. В 1920–1925 годах волостное правление перешло в ведение Почезерского сельского совета. В сельсовет вошли все волостные деревни. В 1929—начале 1930 годов. Почезерский сельский совет вошел в состав Севкрая, сперва как часть Троицкого района, затем Кенского, и наконец, Приозерного района Няндомского округа. В 1937 году Почезерский сельский совет в составе Приозерного района был включен во вновь образованную Архангельскую область. В 1963 году Приозерный район упразднили, территория Почезерского сельсовета отошла к Каргопольскому району, а в 1965 году — к Плесецкому району Архангельской области.

Деревня Будылгина. 1980-е гг.


В 2006 году было создано муниципальное образование «Почезерское». В 2016 году МО «Почезерское» и «Кенозерское» были объединены в сельское поселение «Кенозерское» с административным центром в деревне Вершинино.

Возникновение деревень 


Первым известным на данный момент документальным подтверждением существования деревень Будылгина и Потеряева является Генеральный план Пудожского уезда Олонецкой губернии 1788 года, на котором данные населенные пункты имеют название «Будылгина Гора и Потеряевская». Происхождения названия самих деревень местные жители объясняют просто: «Мужик шёл, шёл, бутылку нашёл, назвали деревню Будылгина. А дальше пошёл, потерял, назвали Потеряева».

Дом. Из семейного архива В. Новожилова.


Тип заселения и планировка деревень
 

Деревни располагались на берегу озера Почезера и имели линейную композицию и прибрежно-озерную планировку. Деревни Будыглина и Потеряева — две разные деревни, находившиеся в непосредственной близости друг от друга. «Наша деревня совмещалась с деревней Потеряевой, их разграничивала полоса, на которой сияли лён», вспоминали старожилы. Деревня Будылгина «шла в одну улицу, фасадом дома стояли на улицу, к озеру сарай был. На озеро токо в Потеряевой у Малодушевых был дом на берегу, к озеру туда фасадом, а остальные дома все тут так стояли». В деревне Потеряева — в два ряда, но также были ориентированы фасадами на Почозеро. 

Схема деревни Потеряева. Автор: А.Н. Давыдов.


На берегу располагались деревенские бани. Такая планировка была задана изначально, о чем говорит схема владений деревень Будыглинской, Потеряевской, Коковиченской, Дедовой-Горки, Строевой-Горки, Доронежской, Филипповской, дачи Почезерской, 1860 года видно, что дома в деревне Будылгина идут в один рад, а в деревне Потеряева в два ряда. В 1997 году при разработке документации для развития Кенозерского национального парка А.Н. Давыдов с группой ученых исследовали кенозерские деревни, в том числе и деревни Будыглина и Потеряева. В деревне Потеряева 4 дома располагались в 2 ряда фасадами к берегу и 2 дома торцом. В деревне же Будылгина порядок домов уже нарушен, некоторые дома обращены к озеру, некоторые фасадом во внутрь деревни. Таким образом, особенности расположения деревень в ландшафте определи тип заселения —озерный. Все деревни имели улично-рядовую планировку.

Схема деревни Будылгина. Автор: А.Н. Давыдов.

Население

Наиболее полные статистические данные по количеству и составу населения данных деревень содержат церковные ведомости XIX века Ведомость 1843 года указывает следующие данные: в деревне «Бутылкиной» — 7 дворов, где проживает 28 мужчин и 32 женщины. В деревне «Потеряевской» — 3 двора, 13 мужчин и 22 женщины. 

В 1873 году в деревне Будылгина было 10 дворов и 76 жителей (из них 32 мужчины, 35 женщины), а в деревне Потеряева 5 дворов (13 мужчин, 18 женщин). В церковной ведомости за 1874 года есть следующие данные по деревням, в деревне Будылгина 8 дворов, 33 мужчин и 32 женщины, в деревне Потеряева — 4 двора, 14 мужчин и 17 женщин. В 1883 году в деревне Будылгина 8 дворов, 35 мужчин и 30 женщины, в деревне Потеряева — 3 двора, 11 мужчин и 13 женщин. В 1890 году в деревне Будылгина 9 дворов, 36 мужчин и 24 женщины, в деревне Потеряева — 3 двора, 12 мужчин и 15 женщин. 

Сложно сказать как поменялась ситуация в начале XX века, по данным на 1905 год в статистике не указано какое количество домов и жителей было в деревнях, есть данные только по деревне Филипповская (вероятно, как наиболее крупной). По данным Всероссийской переписи населения, проведенной в 1926 году отделом переписи ЦСУ СССР, деревни Будылгина и Потеряева относились к Почезерской волости, население которой составляли 914 мужчин и 1029 женщин. Отдельных сведений о населении деревень Будылгина и Потеряева не приводилось. 

Семья Новожиловых. Из семейного архива Т.Г. Гусевой.

В середине XX века по воспоминаниям старожилов данные о численности домов и население варьируются. «Деревня больша, домов, дворов 30-ть было, все больши — двухэтажны, двухконечны. Раньше ведь жили все вместях». «Раньше 16 дворов было, а там ещё была через поле Потеряева. Петь домов было, это, в Потереевой, они щас стоят ещё», «Семь домов в Потеряевой, а в Будылгиной — одиннадцать», — рассказывали старожилы. 

С 1950-х годов, вследствие укрупнения колхозов, жители стали массово покидать деревни. Многие переехали в города Мурманск и Санкт-Петербург, в поселки Поча и Усть-Поча.  

Данные МО «Почезерское» о численности населения на 2004 год сообщают, что «деревни Потеряева в настоящее время нет, деревня Будылгина списана, т.к. постоянно проживающих жителей нет». В настоящее время потомки местных жителей приезжают на Почезеро только в летнее время.

Ольга Петровна Новожилова с внуками. Из семейного архива Т.Г. Гусевой.

Часовня во имя Воздвижения Честного Животворящего Креста


Первое упоминание о часовне во имя Воздвижения Честного Животворящего Креста в деревне Будылгина относится к 1858 году.
Часовня относится к простейшему виду клетских часовен с открытым притвором и общей двухскатной кровлей. Строение памятника представляет собой небольшой сруб 5×7 метров пятистенной конструкции. Храмовая часть формируется четырехгранным срубом образующим клеть почти правильной формы с двумя колодными проемами. Стены в храмовой части вытесанные со скругленными углами, по восточной стороне во всю ширину шла полка для установки икон и обрядовой утвари, в южной части располагалось единственное двучастное окно. Окно представляло собой классическую конструкцию проема, состоящее из четырех колод. Дверной проем, расположенный в западной стене сруба относится по конструктивным характеристикам к широко распространенным трехчастным косящатым проемам, украшенный незатейливым рисунком по всему периметру.
С западной стороны к срубу примыкал притвор. Его формы формировались за счет выступающих снизу обвязочных венцов, на которые укладывались плахи, поддерживаемые подпорными столбами. Столбы установлены на нижние окладные венцы и поддерживающие вынос «золодняка» соединены между собой перилами, заполненные тесовой заборкой. Вся эта конструкция формирует пространство притвора. С запада к крыльцу пристроено небольшое крылечко с резными столбами и односкатной кровлей. Весь объем перекрыт двухскатной тесовой кровлей по образцу «по курицам и потокам», вынос свеса кровли увеличен небольшим повалом, верхний стык кровли прикрывает охлупень, вырубленный из бревна и венчала весь объем часовни крохотная луковидная главка на небольшой шейке, вырубленная вместе с крестом из единого бревна и покрытая городчатым лемехом».

Часовня Успенской Божьей Матери, 18 век. Фото из экспедиции Института по реставрации памятников истории и культуры «Спацпроектреставрация», 1988 г.

В 1930-е годы по решению совета деревни Будылгина всякая культовая деятельность в часовне была запрещена. Часовню раскатали, а сруб перевезли на другой край деревни и установили (с утратой многих элементов) в заболоченной пойме ручья на территории хоздвора. Использовалось помещение часовни под хлев, в котором держали скотину. По воспоминаниям жителей «часовню перенесли на конюшню между Потереевой и нашей деревней, в ложину. Потом туда гумно перевезли — лошадей держать...». 

Объекты культурного наследия

Важной частью духовной жизни жителей деревень были «святые» ландшафтные объекты — рощи и кресты. Роща была у деревни Филипповская, там же было и кладбище. 

В деревне Будылгина был поклонный крест в поле по дороге в деревню Потеряева, «к полю подходишь — крест был». В этом месте собирались дети собирать ягоды, место называлось «у креста».

Учащиеся Волошевской средней школы у поклонного креста около деревни Будылгина.  Из семейного архива Н.Н. Баевой.

Хозяйственный уклад

Уклад жизни обуславливался их местоположением. Деревни находились «в глухом месте, среди болот, озер и дремучих лесов». Поэтому крестьяне, оторванные лесами и болотами от больших дорог, жили в своем замкнутом мире «с его исключительной преданностью старинному укладу и недоверием ко всему постороннему и новому».  

Сельское хозяйство. На полях сеяли рожь, овес, ячмень, картофель. Небольшие участки в поле отводили под лен и коноплю. Скудость почвы, состоявшей из глины, суглинка и песка, не позволяла получать хорошие урожаи. Крестьяне покупали хлеб на семена на ярмарках в деревне Кузьминка и на Кенозере. Кроме пахотных и сенокосных земель крестьяне пользовались подсечными наделами в лесу. Для выгона скота крестьяне не имели отдельных наделов. Скот пасся в лесах за недушевыми пожнями.

Промыслы. Во всех волостях Кенозерья во второй половине XIX — начале XX веков существовали развитые крестьянские промыслы. На промыслах «на дому» и «на отходе» было занято население в возрасте от 14 до 65 лет.
Старейшим и наиболее развитым промыслом на Почезере было рыболовство. В начале ХХ века число хозяйств, занимавшихся данным видом промысла, составляло от 76 до 100%. В основном рыбу ловили для личного употребления и для «мелочной продажи». 

Женщины из деревни Будылгина ловят неводом рыбу (между Будылгина и Потеряева). 1963-1964 гг. Из семейного архива К.А. Кулаковой. 

В XIX века на Почезере была распространена охота. Основным объектом охоты были белки, зайцы и хищники — медведи, волки, лисицы, куницы, крупные животные — лоси. Из птиц охотились на рябчиков, а также тетеревов, глухарей и белых куропаток. Добытые шкуры и дичь почезеры вывозили на ярмарки.
Традиционные кузнечный и мельничный промыслы распределялись по жребию сельским сходом. Не считались кустарными промыслами работы по строительству дорог, мостов и переправ. Они велись частично по назначению сельского схода, частично, наемными артелями плотников, которые числились «в отходе» по деревне, сельскому обществу или волости. 

На рубеже веков в Почезерской волости активное развитие приобрело отходничество — временный уход крестьян с мест постоянного жительства в деревнях на заработки в районы развитой промышленности и сельского хозяйства. Причинами отходничества являлись неурожайные годы, малоземелье и желание заработать. В большинстве случаев местные жители шли на заработки в Санкт-Петербург, где служили разносчиками, кладовщиками в лавках, занимались мелкой розничной торговлей. 


Клавдия Кулакова. Лето 1965. Из семейного архива К.А. Кулаковой.

Наряду с этими хозяйственными занятиями широкое распространение получили домашние промыслы, например, ткачество и вышивка — «пряли, ткали, рукавицы вязали для себя-то». Женщины выращивали лен, шили одежду. Жители деревни занимались резьбой по дереву, изготовлением утвари для себя и для колхоза, выделкой овчин, бондарным делом. Так же сами «вязали» дровни (сани), гнули дуги, полозья, а потом заказывали мастеру бондарю в Усть-Почу — Николаю Новоживову, уроженцу деревни Будылгина «в Усть-Поче тут бондарь был, заказывали Лепёшкиным, Новожиловым-то. 

В деревне был свой мастер по плетению их бересты Малодушев Осип Григорьевич «всех лаптями обслуживал нас, всю деревню». Жители сами лодки шили и сами смолили «отец лодки шил, каждый гол смолил». Купцы Новожиловы «братья, наверное, были» торговали на Кенозере и Почезерье, у них были «свои ларьки с товаром». Они жили в начале XX века в Будылгиной в двух двухэтажных домах и имели бакалейные лавки в Вершинино, Усть-Поче, Филипповской. 

Жители деревень Будылгина и Потеряева были прихожанами Почезерского прихода и активно принимали участие в приходской жизни. В 1880-х годах силами прихожан производилась перестройка храмов. Так, плотницкие работы, по словам старожилов, выполнял житель д. Будылгина Алексей Иванович Новожилов.


Народный церковный календарь

Крестьяне деревень отмечали престольные праздники церквей и часовен Почезерского прихода. Престольный праздник в честь Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня отмечался 14 августа. С 1880 года, когда был освящен второй престол в Почезерской церкви — в честь Обретения Главы Иоанна Предтечи, местные жители стали отмечать еще один престольный праздник.
Кроме престольных праздников Почезерских церквей местные жители отмечали церковные события и дни памяти святых, в честь которых были освящены Почезерские часовни. В архивных документах упоминается проведение крестных ходов в эти дни — «в Троицын день в часовню за версту от Погоста, 15 июля — в часовню Кирика и Улиты за полверсты от Погоста, и 29 августа, в день усекновения Главы Иоанна Предтечи, в часовню на кладбище за сто сажень от церкви».
Местные жители вспоминают, что отмечали Успенье — 28 августа, Воздвижение — 27 сентября, «два только этих праздника и праздновали».

В избе Новожиловых, деревня Будылгина. Из семейного архива Т.Г. Гусевой.


Фольклор

 

В 1871 году в Кенозерье работал русский славяновед, фольклорист, собиратель и исследователь былин, член-корреспондент Петербургской Академии наук Александр Федорович Гильфердинг. Итогом его исследований стала книга «Онежские былины», в которой автор опубликовал собранный им этнографический материал, в том числе былины, рассказанные почезерами. 

В 1914 году на Кенозере и Почезере побывал филолог, фольклорист, действующий член Академии Финляндии Вильо Йоханнес Мансикка. Объектом его исследований стали заговоры местных жителей. В книге, изданной в 1926 году, ученый приводит тексты, бытовавшие в Почезерских деревнях. 

В 1950-х годах на Кенозере работали студенты-филологи Московского Государственного университета имени М.В. Ломоносова. В Почезерских деревнях были Анна Владимировна Масс с подругой Леной. В д. Потеряева они хотели записать Матрену Игнатьевну, но не удачно. У одного старичка записали байку и колыбельную. 
В начале 1980-х годов в ходе сбора устной информации и записи фольклорной традиции для разработки научной документации для проектируемого Национального парка на Кенозере была опрошена Малодушева Анна Алексеевна из д. Потеряева. 

Образование

Во второй половине XIX века школа была в деревне Филипповская, там и обучались дети из деревень Будылгина и Потеряева. После Великой Отечественной войны, как школа была закрыта, детей отправляли в деревни Кузьминка и Поча.

Медицина

По статистическим данным на 1902–1903 года, крестьяне деревень Филипповская, Будылгина, Потеряева, Коковиченская, Строева Горка, Дедова Горка, Дороненская получали медицинское обслуживание через фельдшерский пункт, который находился в деревне Строева Горка. Кроме фельдшера медицинские услуги оказывала повивальная бабка (акушерка), проживавшая в деревне Дороненская — Екатерина Студитова. В Отчетной ведомости фельдшеров за 1910 год указана фамилия Почезерского фельдшера Сергеева; в 1915 году фельдшером в Почезере служил Овдин.
В 1920-х годах Почезерский медпункт находился в селе Почезеро В 1925 году фельдшерский пункт перенесли в д. Кузьминка и обслуживал 9 деревень. В 1935 и 1936 годы Почезерский медпункт также значится в деревне Кузьминка. В связи с отдаленностью медицинского пункта жители деревень Будылгина и Потеряева вынуждены были заниматься самолечением. «Натопят баню — кого напарят, кого запарят. Травы пили, квасы варили». «Ни к кому не обращалися, так и жили <...> поболеет кто, так не суждено жить дак умрут, да и всё. Жили долго, больше 80-ти».

Социально-экономическое развитие деревень во времена советской власти и современное состояние

В конце 1920-х годов в стали образовывать коллективные хозяйства. В деревнях Будылгина, Потеряева, Наволок, Горка, Подгорка, Погост, Кузминка был образован один колхоз — «Северная заря» в 1930–1931 годах, правление которого располагалось в деревне Филиповской.
По воспоминаниям старожилов, «колхоз был нищий», ничего не было, т.к ничего не доставалось, все уходило в Кузьминку — «о большу дорогу живут». В колхозе «коне одне были, техники не было никакой, жали серпом, молотили прилузами». Особо гумно было в деревне Потеряева, три гумна было в деревне Будылгина, молотили каждый на своём гумне.

Во время Великой Отечественной войны и после нее работали за трудодни. После войны ситуация в колхозе мало изменилась. В 1950 году колхоз «Северная Заря» еще имел самостоятельное значение. В этот период председателем колхоза значился Василий Осипович Малодушев, счетоводом — Иван Яковлевич Патракеев, кассиром — М.А. Колобова, заведующий семенным участком — Григорий Федорович Малодушев, бригадиры — К.Е. Колобов и В.Е. Красков. Председателей переизбирали очень часто, а бригадиры работали дольше.
На 1 марта 1950 года в колхозе «Северная Заря» насчитывалось 61 голова крупного рогатого скота, в том числе 21 корова, 60 овец и 27 свиней. Помимо этого, в полях высевали озимую рожь, яровую пшеница, ячмень, овес, горох, картофель, лен и коноплю. В начале 1950-х годов вследствие укрупнения колхоз «Северная Заря» влился в состав колхоза «Имени Калинина» с центром в деревне Кузьминка. В 1958 году на Почезере находилась одна из ферм колхоза «Имени Калинина». В 1969 году, с образованием совхоза «Кенозерский», колхоз «Имени Калинина» вошел в его состав.

Известным человеком был Филипп Антонович Ликотов, уроженец деревни Потеряева, более известный как «Филюшка слепой». Пока действовал почезерский храм, Филипп Антонович, в силу своего физического недостатка (был «подслеповат») просил милостыню. После закрытия прихода «Филюшка» взял на себя некоторые функции священника — читал молитвы, отпевал, крестил детей. Самым важным делом Филипп Антонович считал паломничество в Макарьевскую Хергозерскую пустынь, он относил туда народные заветы. Жители Почезерья считали Филюшку «святым, негреховодным». 

С 1960-1970-х годов местные жители стали покидать Почезерские деревни. «Много тут остарели, умерли, разъехалися по городам. Кто тут за пайку хлеба будет жить да работать, за трудодень, <...> молодёжи немного осталаси — каки по городам разъехались и в армию ушли и не пришли». Последними жителями деревни Будылгина были Патракеева Анна и Привалихина Васина Петровна, деревнчя Потеряева опустела раньше. Сейчас на лето в деревню Будылгина приезжает Вячеслав Новожилов.