Почему в Кенозерье нет коренных лесов — рассказал научный сотрудник Александр Козыкин

28.05.2020

Почему в Кенозерье нет коренных лесов — рассказал научный сотрудник Александр Козыкин


Фото Константина Кокошкина

— Александр Владимирович, расскажите о своём исследовании. Почему Вас так привлекли леса Кенозерья?
— По всей территории Кенозерского национального парка я часто встречал фрагменты старых дорог, неожиданно возникавших и исчезавших среди леса, ямы, которые местные жители называют «репищами», кучи камней в глуши, но явно сложенные специально. Среди густой сосново-еловой чащи были разбросаны полянки, почему-то не заросшие лесом. Это недвусмысленно подсказывало, что в прошлом территория сильно отличалась от того, что мы видим сегодня, и активно использовалась под сельское хозяйство. Но кроме этих признаков, никаких подтверждений предположения не было. Пять лет назад в национальном архиве республики Карелия наш главный хранитель музейных фондов Анна Анциферова случайно нашла межевые планы Кенозерья 1861-го года. 114 карт закрывают северную часть Парка — район Кенозера и Почозера, и центральную часть — район Порженского погоста. Это очень интересные планы! Выполненные в масштабе один английский дюйм к ста русским саженям, они с исключительно высокой точностью показывают границы разных угодий — пашен, перелогов, сенокосов, деревень, а также отдельных домов, часовен, дорог. Когда я увидел копии этих планов, то осознал колоссальность масштабов использования территории Кенозерского парка в прошлом. Есть ещё более древние документы — планы Генерального межевания Олонецкой губернии 1782–1784 годов. На них показаны постоянные пашни возле деревень. Это тоже даёт представление о том, как формировался культурный ландшафт.

— Как Вы работаете с этими планами?
— Обрабатываю в электронной геоинформационной системе. Это весьма кропотливая работа. Измерения для межевых планов проводились устаревшими инструментами, их сложно привязать к современным и намного более точным картам, сделанным на основе космических снимков. Сейчас обработана только часть планов. Она закрывает территорию Тырышкино, Семёново, Спицыно, Зехнова, Ряпусово, Мамонов остров и Порженское — всего около 40 тысяч гектар. Но уже эта работа даёт основания полагать, что территория, ныне занятая лесами, использовалась под сельское хозяйство очень активно. До прошлого века в Кенозерье было развито так называемое переложное земледелие. То есть были постоянные пашни, а были перелоги. Перелог — это участок леса, который несколько лет с периодичностью в 20–30 лет использовали под пашню. По моим подсчётам, 100–170 лет назад в Кенозерье в среднем около 60% земли использовались под сельскохозяйственные нужды, а лесами было занято не более 15–20%.


Фрагмент плана на сударскую лахту

— Каким образом в лесу «окультуривали» землю?
— В течение нескольких столетий использовалось подсечно-огневое земледелие. Лес срубался и сжигался, а элементы золы питали почву. Верхний слой неглубоко распахивали, и пока хватало зольных элементов, использовали эти участки. Такая земля давала достаточно богатый урожай. Сажали овёс, ячмень, репу. Помните народную сказку «Вершки и корешки» про то, как мужик делил урожай с медведем? Эта история отсылает как раз к подсечно-огневому земледелию. Мужик встретил медведя, когда устраивал в лесу подсеку, и потом тот пытался забрать часть урожая. А «вершки» и «корешки» говорят о смене севооборота перелога.

— Зачем кенозёрам вообще нужны были перелоги? Ведь, как Вы сказали, были постоянные пашни.
— Дело в том, что почва в условиях севера Европейской России быстро истощалась при ведении зернового хозяйства. Когда в XIV–XV веках Кенозерье активно заселялось из центральной части России, переселенцы принесли культуру трёхпольного земледелия. Но на Севере она в полной мере не работала. Эта система подразумевает чередование посева яровых, озимых культур и пара — оставленного пустым вспаханного поля. В классическом понимании, пашня под паром должна «отдыхать» один год. Но в наших условиях почва не восстанавливается ни за год, ни за пять лет. Нужно было либо использовать удобрения, либо искать резервные участки. И перелог как раз становился таким резервным участком в лесу. Поэтому в XV–XVI веках местные перешли к переложному земледелию, и спустя два — три столетия коренные таёжные леса были полностью сведены подсекой.

Фото Константина Кокошкина

— Зачем возделывали так много пашен? Разве кенозёрам, чтобы прокормиться, нужно было засеять 60% всех земель?
— В XIX веке Россия была главным поставщиком зерна в Европе. И в Кенозерье тоже зерно выращивалось на продажу, поэтому под пашни отводилось так много земель. Это моё предположение. С этим мог быть связан и быстрый рост местного населения: к началу XX века в Кенозерье насчитывалось до 20 тысяч жителей.

— Чем ценна информация о существовавших 100–150 лет назад перелогах? Как мы можем использовать эти знания сегодня?
— Около ста лет назад, в начале XX века, в экономической сельской жизни Русского Севера наметились серьёзные изменения. По каким-то причинам (я не задаюсь целью ответить на этот вопрос) зерновое землепашество перестало требовать большие площади. Перелог быстро стал забрасываться и зарастать лесом. Постоянные пашни сохранились до нашего времени в виде сенокосов и выгонов. Но и они сейчас зарастают, теряя свои первоначальные сложившиеся очертания. И планы межевания 1861-го года дают нам уникальную возможность для проектирования и восстановления культурных ландшафтов XVIII, XIX и XX веков. Кенозерский национальный парк — это территория культурного ландшафта. Это деревни, часовни, святые рощи, система дорог и система сельхозугодий. За каждым бывшим полем стоит история. По межевым планам мы можем изучать не только динамику сельскохозяйственного использования земель, но и реконструировать историческую планировку населённых пунктов. Чрезвычайно интересно «вскрывать» топонимику этой территории. Планы пестрят ныне утраченными названиями урочищ, пашен, перелогов. Сегодня готовятся документы по внесению Кенозерья в ЮНЕСКО как территории, где сохранились культурные ландшафты всемирного наследия. И документальное подтверждение их подлинности для этого необходимо.


25.05.2021

Восстановили силы после изоляции: работники и подопечные домов престарелых отдохнули в Кенозерье

Читать далее
21.11.2017

На научной конференции в САФУ обсудят вклад ООПТ в сохранение достояния региона

Читать далее
30.03.2017

Сергей Иванов, Сергей Донской и Эрик Солхейм провели встречу в Визит-Центре Кенозерского национального парка

Читать далее